А также оборудование убоя на сайте Abele

www.abele.su

Давид Жак Луи (1748 - 1825)

Жак Луи Давид  (классицизм)
Жак Луи Давид (классицизм)

Накануне суровых событий Французской революции и во время самой революции искусство Франции оказалось захвачено новой волной классицизма. Передовой мыслящей части Франции было вполне ясно в эти годы, что монархия Бурбонов окончательно разваливается. Новые требования жизни вызвали потребности в новом искусстве, новом языке, в новых выразительных средствах. Увлечение античной культурой совпало с самыми насущными требованиями искусства героического, высокогражданственного,создающего образы, достойные подражания. Классицизм проявил себя во всех областях изобразительного искусства - в архитектуре, живописи, скульптуре.

Наиболее ярко влияние классицизма оказало на живопись. Вновь в искусстве выдвигается роль разума как главного критерия в познинии прекрасного, вновь искусство призывается прежде всего воспитывать в себе чуство долга, гражданственности, служить идеям государственности, а не быть забавой и наслаждением. Только теперь, в канун революции, это требование приобретает более конкретный, целенаправленный, целенаправленный характер.

В преддверии Великой Французской революции в живописи Франции появляется очень яркий, талантливый художник - Жак Луи Давид. В его творчестве античные традиции, эстетика классицизма слились с политической борьбой, органически сплелись с политикой революции, это и дало новую фазу классицизма во французской культуре - "революционный классицизм".

Давид был сыном парижского негоцианта (оптовый купец, коммерсант), окончил Королевскую академию. В своих ранних работах он близок традициям позднего барокко и даже некоторым элементам рококо. Получив "римскую премию" как лучший ученик Академии, он попадает в Италию в 1775 году. Там знакомится с памятниками античности, изучает труды итальянских художников. После этого Давид начинает использовать в своих работах то, что привлекало его в античности, однако, стараясь не подражать, а искать свой путь.

Надо сказать, что накануне революции идеалом французского буржуаазного общества, к которому принадлежал и Давид, была античность, но не греческая, а римская, времен Римской республики. Священники с кафедры цитируют не Евангелие, а римского историка Тита Ливия. В театре с большим успехом разыгрываются трагедии Корнеля, драматурга , который в образах античных героев прославлял гражданские доблести и чувство патриотизма. Так складывался новый стиль, и Давид выступил в своих картинах этого периода истинным его глашатаем ("Клятва Горациев").

С началом революционных событий Давид оформляет массовые празднества, занимается национализацией произведений искусства и превращением Лувра в национальный музей. Национальные праздники устраивались, например, в годовщину взятия Бастилии или провозглашения республики, в честь "Верховного существа" или торжественного перенесения останков Вольтера и Руссо в Пантеон. Большинство из этих праздников готовилось непосредственно Давидом. Каждое такое оформление являло собой синтез искусств: изобразительного, театрального, музыкального, поэтического, ораторского.

В 1793 году в Лувре открыт Национальный музей, который отныне стал и центром художественной культуры, и художественной школой. Туда и поныне приходят художники для копирования, для изучения шедевров мирового изобразительного искусства.

В 1790 году Давид приступает к большой картине по заказу якобинцев "Клятва в зале для игры в мяч", в которой задумал создать образ народа в едином революционном порыве. К сожалению, картина не была написана, кроме зарисовок, эскизов. Когда был убит "друг народа" Марат, художник пишет по поручению Конвента свою знаменитую картину "Смерть Марата".

С 1793 года Давид входит в Комитет общественной безопасности - и сближается с главой якобинской партии Робеспьером. Но после падения якобинской диктатуры политическая карьера художника обрывается, а его самого ненадолго арестовывают.

Его последующий путь - это путь от первого художника республики до придворного живописца империи. Во время Директории он пишет "Сабинянок". Начинает проявлять интерес к образу Наполеона. И в период империи Наполеона он становится первым живописцем императора. По его заказу пишет огромные картины "Наполеон на перевале Сен-Бернар", "Коронация" и пр.

Низвержение Наполеона и реставрация Бурбонов вынуждают Давида эмигрировать из Франции. Отныне он живет в Брюсселе, где и умирает.

Помимо исторических полотен Давид оставил большое количество прекрасных по живописи и характеристике портретов. Строгим изяществом своего письма Давид предопределил характерные черты того классицизма начала 19-го века, который получил название ампир.


Андромаха у тела Гектора
Андромаха у тела Гектора

В сентябре 1783 года Давид за эту картину был принят в действительные члены Королевской академии. Художник хотел показать здесь горестную судьбу героев, скорбь в связи потерей отца и мужа.

Мазков в картине почти не видно, гладкая поверхность холста кажется эмалевой, тела - одушевленными мраморами. Ледяной свет заливает комнату, где стоит погребальное ложе Гектора, блестит на бронзовом высоком канделябре и угасает в глубине, где траурные драпировки безмолвно напоминают о смерти. Глаза Андромахи, красные от слез, смотрят в глаза зрителю. Все здесь дышит настоящей древностью: оружие, скопированное с римских рельефов, чеканная бронза светильника, стройная резная мебель, похожая на ту, которую видел Давид в помпейских домах. Но главное, что взволновало зрителей - ощущение необходимости и благородства подвига.

Кавртина имела большой успех у зрителей.

Апеллес пишет Калепасу(1813)
Апеллес пишет Калепасу(1813)
Портрет графа Потоцкого (1881)
Портрет графа Потоцкого (1881)

Однажды Давид с приятелем наблюдали свиту короля, отправившуюся на охоту. Веселые восклицания, смех, оживленные голоса раздались с лужайки, расположенной поодаль. Несколько придворных и офицеров пытались по очереди вскочить на брыкающегося, видимо, почти не объезженного, жеребца. Конь был необыкновенно хорош - серый в яблоках, со спутанной длинной гривой. Он напомнил Давиду коней Диоскуров с римского Капитолия. Да и все здесь казалось ожившей древностью: дикий конь, рвущийся из рук людей, пронизанная солнцем роща, полуразрушенная стена патрицианской виллы вдалеке...

Никому не удавалось укротить жеребца, удержаться в седле было невозможно, самые искусные наездники потерпели неудачу. Наконец еще один решил попытать счастья. Очень молодой, тонкий, быстрый в движениях, он легкими шагами вышел на лужайку и сбросил кафтан. Оставшись в одном камзоле, юноша казался совсем хрупким рядом с огромным жеребцом. Почти не коснувшись стремян, он вскочил в седло и, сильно рванув поводья, поднял коня на дыбы. Пыль, комья земли полетели в глаза зрителям; жеребец бешеным аллюром метался в разные стороны, неожиданно останавливался, пытаямь сбросить всадника через голову, и снова карьером несся вперед. Все, затаив дыхание, следили за поединком человека и коня.

Человек победил. Вздрагивая и закидывая голову, кося налитыми кровью глазами, жеребец остановился на самой середине поляны. Наездник повернул к зрителям счастливое и усталое, совсем мальчишеское лицо и торжественно снял шляпу, салютуя королю. Грудь его тяжело вздымалась под синей орденской лентой, в глазах не погас еще азарт недавней борьбы, кружева жабо порвались, открыв шею. Зрители аплодировали как в театре. Эта сцена так ярко запечатлелась в глазах художника, что он стал писать картину.

Художник изобразил графа Потоцкого верхом на великолепном и уже покорном жеребце. Он снимает шляпу, салютуя королю. Светло-синяя лента ордена белого орла на груди графа, кремовые рейтузы, голубое небо, сочная зелень молодой травы, белые кружева рубашки Потоцкого, солнечные пятна на земле - настоящий праздник живописи!

Как видно, не только античность, но и современная жизнь, если в ней есть нечто от героики римлян, а может быть, и просто от мужества человека, способна прочно завладеть сердцем художника.

Битва Марса и Минервы (1887)
Битва  Марса и Минервы (1887)
Велизарий, просящий подаяние (1781)
Велизарий, просящий подаяние (1781)

Давид выбрал исторический сюжет, навеянный романом известного в те годы литератора Жана Франсуа Мармонталя о печальной судьбе Велизария, полководца императора Юстиниана. Смешивая историю с легендой, Мармонталь описал жизнь мужественного воина, любимца солдат, одержавшего множество побед во славу своего властелина. Но Юстиниан не доверял Велизарию и боялся его. В конце концов император решил избавиться от слишком прославленного военначальника. Велизарий был лишен чинов и богатств, а затем по приказу жестокого и недоверчивого монарха ослеплен.

В книге Мармонталя Давид привлек один из последних эпизодов - старый воин узнает своего полководца в дряхлом, слепом нищем, просящем подаяние.

На картине изображены тяжелые пьедесталы, базы мощных колонн. Вдали холмы, напоминавшие Альбанские горы. Там, в густой массе деревьев, виднеются крыши домов и храмов...

Велизарий сидит на камне, голова его поднята вверх - он слеп, он не видит мира, только прислушивается к нему. Латы на плечах полководца печально оттеняют рубище, в которое он облачен. Мальчик-поводырь в светлой тунике протягивает вперед боевой шлем Велизария. И в этот шлем, так часто одним своим блеском наводивший ужас на врагов могущественной державы, в этот шлем, в котором Велизарий сражался в Персии, в Африке, в Риме, кладет подаяние какая-то добросердечная женщина.

Поодаль старый солдат с изумлением и ужасом смотрит на дряхлого слепца. не решаясь признать в нищем богатого и любимого солдатами прославленного полководца. Давид еще не отваживался доверить зрителю оценку события, и солдат как бы выражал удивление и горе самого художника.

Картина полна человечности, мужественного страдания и сострадания.

Венера, Марс и грации (1824)
Венера, Марс и грации (1824)
Клятва Горациев (1784)
Клятва Горациев (1784)

Однажды Давида взволновала пьеса Корнелия на сцене Французского театра - трагедия о Горации, как рассказ о мужественной и достойной жизни древних, как возрождение античной героики:

Вернулся в отчий дом после боя с врагами единственный оставшийся в живых сын старого Горация. Здесь он, победитель, увидел, как его родная сестра оплакивает смерть своего возлюбленного - юноши из враждебного рода. В гневе он ударом меча убил сестру. И вот юношу судят, а его старый отец защищает сына. Со сцены звучит горячая речь отца:

...Святые лавры! Вы, которых здесь пятнают!

Вы, чьи листы главу от грома сберегают!

Допустите ли вы, чтоб враг, на казнь влача,

О, римляне, друзья, ужели вы готовы

Герою наложить позорные оковы?

Ужели будет тот безжалостно казним,

Кому свободою своей обязан Рим?!

И Давид задумывает картину о Горации и его сыновьях.

Полотно представляет собой огромный холст. На фоне сумрачных каменных аркад факелом горит алый плащ, накинутый на плечо младшего Горация. Три сына в полном боевом вооружении, в шлемах и с копьями простерли правую руку навстречу отцу в традиционном и мужественном жесте римского приветствия. Сам старик, подняв вверх холодно сияющие мечи, скрепляет клятву сыновей в верности долгу и готовности сражаться с врагами своим благословением и, как военначальник, напутствует их перед боем. В горестном оцепенении склоняются в объятия друг другу сестры воинов. От холста будто идет звон тяжелого и грозного оружия. Мечи, руки отца и сыновей, соединившись в самом центре полотна, символизируют смысл и значение картины: над всем, над человеческими чувствами и жизнями, над горем женщин и старостью отца возносится клятва в верности долгу и лезвия мечей.

Полотно Давида воплотило в живых и гордых людях, в строгих чертах античных героев понятия долга, чести и любви к отчизне, оно заставляло людей увидеть тщету и незначительность мелких житейских дел, светской суеты рядом с истинным величием духа, рядом с помыслами о свободе, отвечавшими настроению многих парижан.

Поэтому картина вызвала ажиотаж, не было равнодушных, были только друзья и враги. И поэтому так негодовали некоторые академики: они справедливо видели в картине не только нарушение принятых канонов, но и опасное вольнодумство.

Леонид в Фермопилах (1814)
Леонид в Фермопилах (1814)

Сюжет отсылает к знаменитой битве в ходе греко-персидских войн.
В сентябре 480 г. до н.э. в конце греко-персидской войны персы в попытке вторжения в Грецию совершают переход в скалистое ущелье Фермопилы. После двух дней боев персы решаются на отчаянный шаг, когда предатель Эфкальт указывает им обходной путь в тыл грекам. Предводитель спартанцев Леонид гибнет вместе с 300-ю спартанцами, окруженные неприятелями. Они вели героическое сопротивление против многократно превосходящих сил и бились до последнего, благодаря чему их соотечественники смогли эвакуировать мирных людей и подготовиться к обороне.
Центральным персонажем картины является царь Леонид, обнаженный и безоружный (но с большим круглым щитом, перевязью доспехов и в шлеме), присевший на обломок скалы, согнув левую ногу.
По правую руку - его брат Агис, с венком на голове, который надевают во время жертвоприношения перед битвой (древний обычай), и слепой Эврит, направляемый рабом спартанцев, замахивается копьем.
По другую сторону - группа спартанцев с трубачом поверх их голов. Солдаты сжимают оружие и щиты или целуют женщин перед тем, как идти на смерть.
Слева на картине солдат цепляется за скалу, чтобы выгравировать рукояткой фразу "Идущим в Спарту будет сказано, что мы умерли, подчиняясь их законам".
Картина "Леонид в Фермопилах" показывает не сам бой, а подготовку к нему.

Ликторы приносят Бруту тела его казненных сыновей (1789)
Ликторы  приносят Бруту тела его казненных сыновей (1789)

Картина была написана в период французской революции, когда общество не знало еще, что их ждет завтра, но все были в оживленном ожидании перемен. Появления этого полотна ждали, как героя. Свобода композиции, прямой намек на современность приводило в восторг зрителей, но возмущало академиков, и они хотели запретитть выставлять крамольное, по их мнению, полотно. Однако пришлось уступить требованиям зрителей и картина была выставлена на обозрение.

Яркие всплески цвета разрывали темноватый холст. Жена Брута и прижавшиеся к ней дочери словно окаменели, немой крик, застывший на губах, делал их лица похожими на античные трагические маски. Брошенные на столе куски разноцветной материи, игла, воткнутая в клубок ниток, говорили о прежней жизни с ее обыденным и теперь навек утраченным безмятежным покоем.

Брут сидел у подножия статуи Рима, неподвижный, безмолвный, он заставил себя не обернуться, не смотреть на тела казненных сыновей. Фигура Брута, погруженная в тень, казалась статуей отчаяния и бескончной решимости.

Зрители, многие из которых уже принесли или готовы были принести любые жертвы во имя еще далекой свободы, стояли безмолвные и серьезные. В эти дни люди искренне забывали о житейских мелочах. Брут давал зрителям пример стойкости, необходимой каждому, кто обрек себя на борьбу.

Парис и Елена
Парис и Елена

Спартанская царевна Елена была самой красивой смертной женщиной Ойкумены. Говорили, что красота ей досталась по наследству от Зевса. Все мечтали стать ее мужем, но она всем отказывала. Елена была очень темпераментной по своей натуре и не очень придерживалась приличий в связях. Отец девушки, царь Тиндарей, опасаясь все новых проделок дочери, выдал ее замуж за богатого юношу, сына троянского царя Приама Менелая, безумно в нее влюбленного. После смерти отца Елены Менелай стал вместо него царем. Он боготворил свою супругу, не отходил от нее ни на шаг, чем вызывал у нее бешеную злость и негодование. Она грубила мужу, кричала на него и не скрывала, что нисколько его не любит. Желая смягчить строптивую жену, Менелай одаривал ее подарками, но это помогало ненадолго.
Все изменилось с тех пор, как Елена встретила прекрасного юношу Париса и влюбилась в него. От приезжих купцов Парис узнал, что в Спарте живет самая прекрасная женщина на земле. Он пожелал увидеть царицу и на нескольких кораблях отправился в Спарту к царю Менелаю. Радушно принял молодой царь гостя, а тот весь вечер, забыв о приличиях, не отводил от нее глаз. Елена явно отвечала незнакомцу взаимностью.
На другой день Менелай отправился по делам, а Парис встретился с Еленой, и они составили план побега. Она впустила троянского принца в свои покои и провела с ним несколько страстных ночей. А затем, собрав драгоценности, отправилась вместе с любовником на его корабле.
Троянцы полюбили Елену за ее красоту. Но Менелай не смирился с потерей супруги. Он поклялся уничтожить Менелая и его друзей и отправил войско в Трою. Но только через 10 лет с помощью хитрости и "Троянского коня" греки захватили Трою. Парис погиб от отравленной стрелы. А Менелай простил бросившуюся ему в ноги жену и жил с ней до самой смерти.

Погребение Патрокла
Погребение Патрокла
Сабинянки (1799)
Сабинянки (1799)

У Тита Ливия Давид разыскал рассказ о том. как в далекие века, которые даже римлянам казались древностью, произошла великая распря между римлянами и сабинянами. Римляне пригласили соседей сабинян на праздник, но намерения римлян были коварны: они неожиданно напали на гостей и захватили в плен присутствовавших на празднике сабинских женщин. Сабиняне решили отомстить, собрали войско и двинулись на Рим. Но в ту минуту, когда готова была разразиться кровавая битва, сабинские женщины бросились в самую гущу воинов и заставили их прекратить бой. С тех пор, говорила легенда, римляне и сабиняне объединились в единый народ.

Давид посчитал, что эта легенда будет как нельзя более своевременной в его эпоху. Ни одну картину Давид не писал так долго. Но наконец картина закончена.

Бурная битва застыла на полотне, скованная бесстрастной чистотой линий. Прекрасные, как мраморные статуи, обнаженные воины замерли с оружием в руках. Даже женщины сабинянки, бросившиеся разнимать врагов, будто окаменели, даже мать, поднявшая ребенка к небу, остановилась, подобно изваянию.

Лес взметнувшихся копий подымался в глубине картины у стен древнего Рима. Впереди два вождя остановились пред решительной схваткой. Ромул готов метнуть легкий дротик, предводитель сабинян Таций ждет врага с обнаженным мечом и поднятым щитом. Скопированное оружие могло поразить точностью очертаний. Всех героев картины Давид писал с натуры.

Картину посмотрел сам Наполеон, но он не понял ее. Реакция зрителей тоже оказалась двусмысленной: наряду с высокой оценкой знатоками искусства, понявшими ее актуальность в эти трудные времена, было много недоуменных веселых возгласов - как можно так много выставлять на всеобщее обозрение столько людей голыми! Глухая стена непонимания стояла между зрителями и холстом.

Сафо, Фаон и Амур
Сафо, Фаон и Амур
Смерть Сенеки
Смерть Сенеки

Художник написал картину на известный сюжет по поводу смерти римского философа, поэта и государственного деятеля Сенеки.
Сенека принадлежал к сословию всадников. По просьбе матери будущего императора Нерона стал его воспитателем.
С юности Сенека увлекался философией. Во время правления императора Калигулы входит в Сенат, быстро становится популярным оратором. Слава оратора и писателя Сенеки возбуждает зависть императора так, что тот хотел убить его, если бы не уговоры одной из наложниц.
В годы правления императора Нерона становится его первым советником. Влияние Сенеки на императора было огромно. Позже он получает высшую в империи должность консула, становится очень богатым.
Нерон уговаривает своих советников Сенеку и Бурра косвенно участвовать в убийстве своей матери Агриппины. После этого преступления отношения Сенеки с императором становятся все более натянутыми. Позднее Сенека подал в отставку и все свое состояние оставил императору Нерону.
Нерон, чувствуя огромное влияние Сенеки в обществе, мешающее ему, решает убрать своего воспитателя и советника. Сенека был приговорен к смерти, но имел право выбрать способ ухода из жизни.
Сенека решил покончить жизнь самоубийством. Несмотря на уговоры мужа, его жена Паулина решила уйти вместе с ним. Они оба вскрыли себе вены на руках. У Сенеки, который был уже стар, кровь текла медленно, и он вскрыл вены и на ногах. Так как смерть все не приходила, Сенека попросил врача дать ему яд.

Смерть Сократа
Смерть Сократа

Сократ - знаменитый древнегреческий философ. В обычной жизни отличался большой простотой, кротостью и необычайным мужеством в борьбе за истину и свои убеждения.
Обычно Сократ проповедовал на улицах, в основном привлекая молодежь к беседе, к обсуждению, помогая юношам вникать в суть понятий добра и зла, красоты, любви, бессмертия души , знаний и т.п.
Прямота суждений Сократа создали ему много врагов, которые обвинили его в развращении юношества и в отрицании государственной религии. Главным обвинителем Сократа был богатый и влиятельный демократ Анит.
Философа приговорили к смерти. Друзья предлагали ему бегство, но Сократ отказался и мужественно, спокойно выпил чашу с ядом цикуты.
Давид изобразил тюремную комнату. У голой каменной стены стоит простая кровать. На ней - Сократ, прощающийся со своими учениками. На полу лежат оковы, от которых уже освободили философа.
Художник противопоставляет строгое мужество старого философа глубокому отчаянию собравшихся вокруг него. Сам палач, передающий яд осужденному, потрясен происходящим.
В изножье кровати Давид изобразил Платона, погруженного в раздумье. У ложа сидит диалог Критон, входящий в состав Платоновского корпуса. Он более открыто, чем Платон, выражает свои чувства.У изголовья кровати самый экспрессивный из всех присутствующих - Аполлодор, греческий грамматик и философ. И конечно рядом ученики Сократа,не скрывающие своего горя.

Смерть Марата (1793)
Смерть Марата (1793)

Картина передает историческое событие: убийство врагами Французской революции издателя газеты "Друг народа" Жана Марата, который в газете особенно призывал казнить тирана-короля, иначе не будет покоя простым французам.

Марат был болен, поэтому лежал в ванне, накрытый простыней, принимая лечение от простуды. Накануне ему принесли письмо женщины, которая просила принять ее, чтобы рассказать о якобы готовящемся заговоре. В момент принятия ванны Марат как раз читал письмо, в другой руке у него перо. В это время пришла та женщина, и ее пропустили к Марату. Она вошла и вонзила нож в беззащитную грудь Марата, отомстив таким образом за казненного короля. На следующий день делегат от народа Гиро предложил написать картину о гибели Марата, друга простого народа.

Давид точно изобразил обстановку события: Марат лежит в ванне, в руке еще зажато письмо-прошение, голова, обернутая полотенцем, и другая рука, с пером, бессильно свесилась; рядом валяется нож. На тумбе, где лежат письменные принадлежности, крупно написано: "Марату - Давид".

Зловещее настроение придают холодные стены, холодная ванна. На лице Марата навеки запечатлено бессилие и страдание. Бледный, размытый колорит картины придает ей вид надгробной скульптуры.

Присяга войск Наполеону
Присяга войск Наполеону
Наполеон при переходе перевала Сен-Бернар (1801)
Наполеон при переходе перевала Сен-Бернар (1801)

Это полотно более чем два с половиной метра в ширину. Художник передает в картине триумфальное шествие императора Наполеона после Французской революции. Это памятник Наполеону - слегка театральная фигура на вздыбленном коне на фоне дикого горного пейзажа, на фоне бурного, с проносящимися облаками, неба.

Все было великолепно в этой картине: вздыбленный конь на краю пропасти, широкий плащ, бьющийся на ледяном ветру, спокойный жест руки генерала, посылающего вперед войска, лицо полководца, лишенное малейшей доли волнения. Все эффектные детали: блестящая сбруя, золоченый эфес сабли, шляпа с галуном, шитье воротника, взметенная грива лошади - были расположены на холсте в продуманном и четком беспорядке и составляли мозаику столь же единую, сколь богатую.

На холсте возник живой образ времени, прячущего за ослепительным блеском торжественных церемоний трезвый расчет и за гордостью побед - жажду власти.

На скале, попираемой копытами коня, выполняющей роль постамента, начертаны имена великих полководцев древности: Карла Великого и Ганнибала. Третье имя - Бонопарт.

Первый консул был очень доволен портретом и заказал три его копии.

Призывный жест протянутой руки впоследствии часто повторяется в картинах эпохи романтизма.

Сестры Зинаида и Шарлотта Бонопарт
Сестры Зинаида и Шарлотта Бонопарт
Наполеон в своем кабинете (1812)
Наполеон в своем кабинете (1812)
Коронация Наполеона (1805-1807)
Коронация Наполеона (1805-1807)
Папа Пий II и кардинал Капрара
Папа Пий II и кардинал Капрара

Папа Римский Пий II - основоположник Вифлеемского ордена. Во время обучения в университете зачитывался произведениями Цицерона, Ливия, и, подражая римским поэтам, писал эротические стихи. Был гуманистом. Проявил дипломатические способности при дворе германского императора Фридриха III, а затем стал его личным секретарем.
В 40 лет принял священнический сан и был назначен епископом Сиены, затем кардиналом, и, наконец, Папой Римским.
Будучи гуманистом, Пий поддерживал развитие культурной жизни при папском дворе. Интересовался классической литературой, писал латинские стихи.
Он всячески поддерживал попытки найти лекарство от свирепствующей тогда чумы. При дворе Пия II было составлено письмо турецкому султану, призывающее обратиться в христианство. Основал военный Орден святой Марии Вифлеемской.
рядом с Папой кардинал Капрара - он был назначен первым консулом Франции ( в то время Наполеоном Бонопартом) - папским легатом при дворе Папф Пия II. Резиденцией Капрары стал Париж.
В 1802 году он был назначен Папой архиепископом Милана. А в 1804 году склонил Пия II к поездке в Париж для коронования Наполеона. Капрара в качестве архиепископа Милана короновал Наполеона как короля Италии, надев на него корону.

Автопортрет
Автопортрет
Камиль Демулен с женой Люси и ребенком (1792)
Камиль Демулен с женой Люси и ребенком  (1792)

Люси Семплис Камилл Бенуа Демулен - французский адвокат, журналист и революционер. Инициатор похода на Бастилию, положившего начало Великой Французской революции.
Демулен был товарищем Максимилиана Робеспьера, проникся уважением к античному революционному духу.
Несмотря на заикание, он был прекрасным оратором, стал адвокатом.
Во время волнений в Париже обратился к толпе, призывая к оружию. Первый прикрепил к своей шляпе зеленую ленту (цвет надежды). Этот призыв дал первый толчок к разрушению Бастилии. Требовал провозглашения республики.
На процессе Людовика XVI стоял за смерть короля.
Однако, позднее Демулен стал в своих статьях призывать к милосердию, но Робеспьер перестал поддерживать его. В результате Демулен был осужден революционным трибуналом и казнен вместе с Дантоном.
На картине Демулен изображен в лучшие годы своей жизни с женой и ребенком.

Мадам Рекамье (1800)
Мадам Рекамье (1800)

Каждая эпоха имеет свой облик, неповторимый и нелегко замечаемый своими современниками. Нередко именно кисти художника приходится выразить на полотне то, что лишь угадывается, но не находит еще четкого выражения. Давид не случайно с жадностью писал портрет мадам Рекамье: за нею он различал новые характеры и судьбы, новое обличие эпохи. Даже то, что художник пишет не депутатов, не политиков, а хозяйку модного салона, было знамение времени: раньше первый живописец страны писал либо королевскую семью, либо революционеров.

Сама мадам Рекамье, прославленная тонким умом и красотой, хозяйка знаменитого салона, обладала судьбой и положением, которые редко можно было встретить в прошлые годы. Дочь откупщика, жена банкира, соединившая в своем салоне последних оставшихся в живых аристократов, сливки новой знати, литераторов и политиков, музыкантов и ученых, она умела царить над всеми и восхищать всех. В ней причудливо сочетались циничная трезвость с романтической восторженностью. Дитя своего века, она обладала разумом свободным и разочарованным, умела все понимать и всему радоваться, не увлекаясь ничем всерьез.

Давид писал свою героиню в греческом стиле, полулежащей на легком канапе, своими очертаниями напоминавшем греческие ложа. Певучие строгие линии пронизывали все в картине, объединяли тело и предметы; мебель становилась украшением человека, как платье и драгоценности. В светильнике, в изгибе спинки канапе было спокойное равновесие, неотрывное от человека. Обнаженные руки, шея и ступни маленьких ног были совершенны, как у богини. И лицо женщины, царившее на холсте, причудливо сочетало в себе живость парижанки с правильностью черт статуи.

Оливковые, тускло-золотистые, серо-стальные тона придавали полотну сдержанность и достоинство, будто отблеск древних мраморов падал в эту парижскую комнату.

Мадам Рэймонд де Вернинак (1825)
Мадам Рэймонд де Вернинак (1825)
Мадам Шарль-Пьер-Пекуль (теща художника) 1784
Мадам Шарль-Пьер-Пекуль (теща художника) 1784
Мужской портрет
Мужской портрет
Портрет госпожи Трюдейн (1791)
Портрет госпожи Трюдейн (1791)
Портрет графини Дарю (1810)
Портрет графини Дарю (1810)
Портрет Лорана Лавуазье и его жены Марии (1788)
Портрет Лорана Лавуазье и его жены Марии (1788)

Это портрет одного из интереснейших людей Франции - знаменитого химика Антуана Лавуазье. Ученый позировал Давиду вместе с женой, моложавой черноглазой дамой. Мадам Лавуазье была отлично образованна, ее познания в науке и властный характер поразили Давида. Но с большим удовольствием он писал самого Лавуазье. Лицо с орлиным носом и крутыми бровями, лицо ученого смотрело с холста.

Художнику было интересно говорить с Лавуазье. Холодный и точный ум, спокойные, отчетливые суждения, умение облекать сложные проблемы своей науки в ясную форму общефилософских мыслей делали Лавуазье превосходным собеседником.

Давид написал его сидящим за столом с пером в руке. Жена опиралась на его плечо. Поблескивали стеклом и медью мудреные приборы. Их специально привезли из лаборатории Лавуазье. Давид хотел создать реальную обстановку рабочей комнаты химика. В общем, хороший портрет. Лавуазье как будто остался доволен портретом.

Портрет мадам Эмилии Серизиа (1795)
Портрет мадам  Эмилии Серизиа (1795)

Писать Эмилию было легко. Кисть художника всегда чувствительна к очарованию юного женского лица. Эмилия позировала вместе с маленькой дочкой; их разговоры, споры - девочка уставала позировать и вертелась - дарили Давиду мгновенные и острые впечатления. В портрете остался живой аромат полевых цветов, яркий свет летнего дня, отблеск солнца на простом платье, грациозно небрежный поворот гибкой шеи, прозрачные глаза, легкая улыбка на румяных губах.

Портрет Пьера Серизиа (1795)
Портрет Пьера Серизиа (1795)

Художник писал портрет своего зятя Шарля. Он даже не задумывался, что портрет получается необычный, как много в нем продиктовано не моделью, а временем.

На полотне возникал человек новых времен: не изысканный вельможа, не здравомыслящий буржуа, не суровый аскет из Конвента. Шарль Серизиа сидел в позе элегантной и чуть аффектированной, закинув на колено ногу в тонком сапоге. Упругий легкий хлыст дрожал в его пальцах. Темно-шоколадный, распахнутый на груди фрак, позволял видеть белый жилет и пышный галстук, панталоны светлой кожи обтягивали стройные бедра. Высокая круглая шляпа с кокардой надета слегка наперед, завитые волосы напудрены.

Он мог бы показаться беззаботным щеголем, но что-то в его девически красивом лице вызывало настороженное внимание. Холодный скепсис, равнодушие за внешней веселостью, высокомерие человека, не уверенного в завтрашнем дне. Не все умели воспользоваться плодами революции, не все смогли вписаться в послереволюционную жизнь.

Сам облик портрета был необычен: костюм, манера держаться, сухое изящество силуэта на фоне неба в сочетании с небрежностью, почти развязностью позы. Портрет пленил чету Серизиа беззаботной легкостью красок, совершенным сходством.

Портрет маркизы Пасторе (1792)
Портрет маркизы Пасторе (1792)
Художница (1799)
Художница (1799)