Неоимпрессионизм (пуантилизм)

Поль Синьяк. Розовый парус
Поль Синьяк. Розовый парус

Импрессионизм получил недолгое продолжение в виде течения, называемого неоимпрессионизмом (приставка "нео" значит "новый"). Его основоположником и главным представителем был Жорж Сёра.

Неоимпрессионисты изучали, пользуясь новейшими достижениями науки, как человеческий глаз воспринимает цвет, и в соответствии с этим разработали свою технику письма. В основе его лежали закономерности, открытые физиками второй половины 19 века. В целом они сводились к следующему: оптическая (зрительная) смесь тонов спектра на полотне позволяет достичь большей чистоты и интенсивности цвета и света, чем смешение красок на палитре. Положенные рядом тона оказывают друг на друга воздействие, в соответствии с законом контраста, дополнительных цветов спектра (образующих при смешении белый цвет).

В то время как живописцы прошлого интуитивно учитывали эти закономерности, неимпрессионисты стали использовать их сознательно и пунктуально, что действительно позволило им достичь "максимума цвета, света и гармонии" - хотя и придало их стилю налет рационалистичности.

Новый метод требовал разделения ("дивизионизма") чистых тонов спектра и "точечной" ("пуантилистической") манеры письма - отсюда такие названия течения, как дивизионизм и пуантилизм. С помощью данной техники воссоздавалось все богатство красочных оттенков окружающего мира, передавался локальный цвет предметов и эффекты освещения, контрасты дополнительных тонов и мягкие градации в пределах одного тона. Дивизионизм предполагал не только чистое цветовое, но и более обобщенное, чем прежде, видение мира.

Художники-неоимпрессионисты наносили на холст чистые краски, располагая их по всей поверхности картины пятнышками одинаковой величины. В выборе цвета художник также был не вполне свободен, например, тени следовало наносить цветом, дополнительным к цвету освещенных частей (такими парами дополнительных цветов являются красный - зеленый, синий - оранжевый, желтый - лиловый). Таким образом, картина производила впечатление яркой мозаики и лишь отчасти напоминала увиденное в природе.