Перов Василий Григорьевич (1833 - 1882)

Перов Василий Григорьевич
Перов Василий Григорьевич

Внебрачный сын чиновника, вышедшего в отставку и служившего управляющим имением, он провел детство в деревне. Свою фамилию получил за умение чисто, красиво писать пером. В 1860 году закончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества. Был наиболее выдающимся его выпускником, а впоследствии и профессором этого училища. За успехи в училище получил Большую золотую медаль.

Перов был одним из первых художников, кто смело разрушил все преграды, отделявшие русскую живопись от действительной жизни простого человека, правдиво обрисовал нищую послереформенную деревню в России, жалкое существование городской бедноты. Все сюжеты для своих произведений Перов брал из жизни, наблюдая ее со всех сторон. После окончания училища со своим другом, художником Прянишниковым, они бродили по окрестностям Москвы, наблюдали и обдумывали темы для своих картин. Произведения Перова носят остросатирический обличительный характер.


Чаепитие в Мытищах (1862)
Чаепитие в Мытищах (1862)

Как-то забрели они (Перов с Прянишниковым) в Мытищи. И увидели под тенью деревьев, за столом сидит откормленный, краснорожий иеромонах, отдуваясь, пьет чай с блюдечка; у ног его саквояж, из которого торчит горлышко бутылки. За ним служка-чернец, стоя, пьет пустой чай, он не смеет сидеть в присутствии "святого отца". "Святой отец уже выпил целый самовар, а молодая девушка доливает еще. Так родилась картина "Чаепитие в Мытищах".

Рядом с блаженствующим попом стоит нищий калека-солдат - тянет руку за подаянием. Мы видим приколотую к его шинели медальку, - быть может, под Севастополем оставил ногу горемыка-солдат? Служанка отталкивает прочь его руку, неприязненно скосил взгляд поп, а мальчонка-поводырь стоит, не смея протянуть за милостыней отцовский картуз. Какая горькая нота сочувствия к детям звучит в картине! Нет горше обиды, чем обида ребенка, и нестерпимо видеть эту робкую фигурку мальчишки - голодного и босого - рядом с равнодушным обжорством!

Проводы покойника (1865)
Проводы покойника (1865)

Самое , вероятно, примечательное произведение Перова, очень созвучное с поэмой Некрасова "Мороз, Красный нос".

В последний раз везет Савраска своего хозяина на погост, тяжело, медленно везет в гору розвальни с гробом хозяина. Гроб покрыт рогожей. К нему прижались двое детей, ошеломленных страшной потерей. Опустив поводья, сгорбившись, на передке саней сидит вдова, мать. Сколько скорби в ее склоненной голове, в руках, согбенной спине! Горько у нее на душе, давят невеселые думы. Умер кормилец, муж - как ей теперь жить, как поднять детей!? Безотрадна судьба детей, так же, как и в произведении Некрасова:

"...Савраска увяз в половине сугроба -
Две пары промерзших лаптей
Да угол рогожей прикрытого гроба
Торчат из убогих дровней.
...Ребята с покойником оба
Сидели, не смея рыдать..."

Савраска плетется, понурив голову. Остановилась, подняв голову, завыла собака. Не только животные, но, кажется, сама природа переживает с людьми их горе. Холод, ощущаемый в природе, печальные краски зимних сумерек, сдержанная гамма серо-желто-коричневых тонов подчеркивают сиротливость, суровую трагедию крестьянской семьи.

Тройка (1866)
Тройка (1866)

Еще не закончив писать картину "Проводы покойника", Перов задумал другую - показать только детей, детей мастеровых, детей московской улицы.

Перов представил зимнюю, вьюжную улицу, как бы отгороженную от людей , от уличной суеты угрюмой монастырской стеной. Вдоль стены, по улице вверх трое детей везут на салазках огромную обледенелую бочку с водой. Два мальчика и девочка выбились из сил, ветер рвет их дырявую одежонку, а они все тянут и тянут свои сани, вот-вот соскользнет бочка с обледенелых саней, но какой-то случайный прохожий удержал бочку сзади и помогает ее везти. Невозможно без сострадания смотреть на эти изможденные лица детей, видеть эти глаза, наполненные горечью, страданием, мукой. Суровые краски зимнего пейзажа усиливают безотрадное впечатление от картины.

Перов быстро написал двоих крайних детей, но долго не мог найти "коренника", мальчика в центре "Тройки". Однажды у Тверской заставы он увидел усталых пешеходов - старушку с мальчиком. Художник был поражен, насколько мальчик подходил по своему типу для его картины. Перов с трудом уговорил старушку-мать позволить написать сына, та все боялась, что это великий грех. После долгих уговоров она согласилась. Мальчик сидел спокойно; Перов писал горячо, быстро, а старушка, которая оказалась при ближайшем рассмотрении гораздо моложе, тихо рассказывала о том, как похоронила мужа, детей и остался у нее только единственный сын Васенька, единственная ее радость. Картина была написана.

"Тройку" впоследствии купил Третьяков П.М. Однажды на квартиру художника пришла какая-то старушка. Он не узнал ее, она напомнила ему о себе и долго не могла успокоиться - все плакала. Потом сказала, что сын ее умер, она, похоронив его, распродала все, собрала немного денег и вот пришла купить картину, где "был списан ее сынок". Перов объяснил, что картина ему уже не принадлежит и повел ее в Третьяковскую галерею. Она обвела комнату своим кротким взглядом и стремительно подошла к той картине, где изображен ее милый Вася. "Батюшка ты мой! Родной ты мой, вот и зубик-то твой выбитый!" - и с этими словами, как подрезанная, повалилась на пол. Много времени провела мать у картины Перова, никто ее не тревожил, и только дежурный наполненными слез глазами смотрел не нее. "Море слов, а горя реченька, горя реченька бездонная!,,"

Это бездонное человеческое горе всегда и везде умел видеть и видел Перов своим большим и щедрым сердцем.

Приезд гувернантки в купеческий дом (1866)
Приезд гувернантки в купеческий дом (1866)

В этой картине художник поднимает один из самых острых вопросов общественной жизни России 60-х годов - бесправное тяжелое положение женщины.

На картине изображено первое знакомство купеческой семьи с приехавшей работать гувернанткой. Молодая девушка, потупив взор, стоит посреди комнаты и вытаскивает из сумки рекомендательное письмо. Ее в упор рассматривают купеческая семья. Впереди важно стоит с тупым выражением лица хозяин дома и нагло рассматривает "товар". Столпившиеся за его спиной домочадцы каждый по-своему смотрит и оценивает приезжую. Рассматривают гувернантку и любопытные слуги, но отношение к ней уже другое, не хозяйское. Одиноко стоит в центре комнаты сама молодая девушка. Ее строгий, скромный костюм контрастирует с безвкусной обстановкой комнаты. Тяжело придется бедной девушке в этой сытой, но бездушной семье.

Последний кабак у заставы. (1868)
Последний кабак у заставы. (1868)

Несколько лет спустя после картины "Проводы покойника" Перов написал "Последний кабак у заставы". Вся как бы погруженная в тоскливо-туманную мглу надвигающегося зимнего вечера, она производит неотразимое впечатление: вдали желтовато-рыжая полоска тумана, в окнах чуть светятся красноватые огни, а у заставы стоят столбы с двуглавыми орлами и куда-то вдаль уходит заснеженная, изрезанная полозьями саней дорога. У входа в кабак "Расставание" понуро стоят две лошади, запряженные в крестьянские дровни. Вот у последней заставы у кабака, в санях сидит, закутавшись в платок, одинокая русская женщина и думает свою горькую думу. Она, должно быть, уже много часов сидит и ждет своего мужа, ждет безропотно, терпеливо, может быть, даже жалеет его. Потом, пьяного, повезет его домой и так же безропотно будет терпеть его побои, молчать и работать, не разгибая спины до самой смерти.

"...Доля ты! -русская долюшка женская!
Вряд ли труднее сыскать!
Немудрено, что ты вянешь до времени,
Всевыносящего русского племени
Многострадальная мать!"

Гитарист - бобыль 1865.
Гитарист - бобыль 1865.

Совсем небольшая картина. Написана превосходно, с суровой простотой, без всяких лишних подробностей. У деревянного стола, покрытого вместо скатерти какой-то блекло-розовой тряпицей, сидит человек. На столе недопитый стакан вина, бутылка,картуз. В руках человека гитара; он перебирает струны. Кто он, этот некрасивый, сгорбленный человек с такими печально-унылыми глазами?

Портрет А.Н.Островского, писателя. (1871)
Портрет А.Н.Островского, писателя. (1871)

Среди портретов, написанных Перовым, особенно выделяется портрет писателя А.Н.Островского. Перов любил пьесы Островского, часто смотрел их в Малом театре, бывал и у самого Островского, которого хорошо знал. И он написал его таким, каким привык видеть дома,- в стареньком беличьем тулупчике. Он сидит на стуле, чуть наклонившись вперед, и смотрит на зрителей умными и добрыми глазами.

Охотники на привале (1870)
Охотники на привале (1870)

На опушке леса расположились на отдых охотники. Их трое. Один из них, по-видимому старый барин-помещик, рассказывает о своих фантастических приключениях на охоте; охотник помоложе жадно слушает его рассказ, забыл даже закурить приготовленную папиросу; в центре ямщик-крестьянин недоверчиво почесывает за ухом - он-то хорошо знает, что такое эти охотничьи рассказы! Рядом на земле - ружье, охотничья сетка, битая дичь.

Рыболов (1870)
Рыболов (1870)

В этой картине художник запечатлел редкие минуты отдыха простого человека, радость от общения с природой...

Птицеловы (1870)
Птицеловы (1870)

Поэтическая картина, которую как-то подглядел Перов, гуляя по лесу. ...Старик лежит на траве на опушке леса и тихонько насвистывает на дудочке - приманивает птиц; рядом мальчик держит клетку. Лица у обоих серьезные, напряженные - вот-вот попадет в силок первая птица...

Портрет Ф.М.Достоевского (1872)
Портрет Ф.М.Достоевского (1872)

Крамской так сказал об этом портрете Перова:" Портрет этот не только лучший портрет Перова, но и один из лучших портретов русской школы вообще..." На темном фоне рельефно выделяется бледное лицо Достоевского. Высокий лоб, полуопущенные, смотрящие в одну точку глаза, скорбно сжатый рот, ссутулившаяся под бременем забот фигура, жест рук, обхвативших колено тонкими, нервными пальцами, убедительно передают сложный душевный мир писателя, горечь его раздумий. Во всем его облике чувствуется и значительность, и трагизм, та скорбная поэзия, которая есть в произведениях самого Перова. Темный, сумеречный фон , на котором выделяется фигура писателя, создает ощущение горестной тишины и одиночества.

Старики-родители на могиле сына. (1874)
Старики-родители на могиле сына. (1874)

Печальная поэтическая картина, навеянная романом Тургенева "Отцы и дети".