Сайт в старом дизайне



Ватто Жан Антуан (1684 - 1721)

Ватто Жан Антуан (1684 - 1721)

Антуан Ватто (рококо)

Антуана Ватто можно считать основоположником рококо в живописи, и его творчество лучше всего показывает, какого рода человеческие открытия таило в себе это "мотыльковое искусство".

Сам Ватто вышел из простой среды, был сыном кровельщика. Он любил бытовой жанр, копировал полотна голландцев, очень много зарисовывал с натуры. Вместе с тем его влекло к декоративной живописи и к театру - к Арлекинам, Коломбинам и Скарамушам итальянской комедии, которая во Франции была популярна не менее, чем у себя на родине. Сплав бытового, декоративного и театрального в интимных лирических фантазиях - в этом весь Ватто, но в этом и характер искусства рококо.

Трудно представить художника более обаятельного в своей неподдельной грациозности, чем Ватто. В его картинах много кавалеров, дам на природе, в лесу или парке - типичный жанр "галантных праздников", но как много в них очарования! Прежде всего это - шедевры утонченной живописи, настоящий праздник для глаза, но такого, который любит нежные, неяркие оттенки и сочетания.

Ватто писал мельчайшими бисерными мазочками, ткал волшебную сеть с золотистыми, серебристыми и пепельными переливами. Истинное наслаждение - погружаться в нее и рассматривать восхитительные детали композиций Ватто. Галантный, грациозный, рокайльный Ватто мог высказать среди хрупкого веселья охватывающую душевную усталость и печаль, щемящий меланхолический мотив, бесконечно грустную мысль об одиночестве.

И что бы ни писал Ватто, даже среди самых радостных картинок бытия, оттенок печали есть всегда. Они очень милы, его инфантильные влюбленные, гуляющие в поэтических парках, но кажется, что вот-вот они растают, уплывут на несуществующий остров любви и, может быть, они только пригрезились тоскующему воображению. Они эфемерны.

Особая сила Ватто в том, что он не просто уходил в царство мечты, а соотносил этот уход с действительной печалью жизни и действительными переживаниями реального человека. Отсюда его тонкая лирическая ирония, понятная и сейчас


Лавка Жерсена (1718)


Картина написана в конце жизни художника. Перед нами небольшая лавка, где продавались призведения искусства. Художник показывает здесь художественную среду, как отражение целого общества.

Слева от двери упаковщики картин укладывают в ящик отживший свое портрет покойного короля Людовика XIV. Это - недавнее прошлое, но уже прошлое. Справа, с заметной иронией показаны двое "любителей искусства" - дама и кавалер, они смакуют картину с галантно-фривольным сюжетом. Эта публика воплощает в себе дух опустошенного, неискреннего общества. Это довольно пустые люди, скрывающие свои никчемные интересы под маской чопорной благотворительности.

Но не все общество подобно им. В правом углу лавки созерцают небольшую картину молодые люди. Картина нам не видна, но немое восхищение этих зрителей свидетельствует и о силе истинного искусства, и о истинных его ценителях, которые, затаив дыхание, внимают искусству.

Эти две группы людей противопоставлены друг другу незаметно, тонко и остроумно. Немой диалог как бы ведут истинные знатоки искусства и его модные попутчики.



Паломничество на Киферу (1719)


Одно из самых больших своих произведений. Кавалеры и дамы отправляются на остров любви; как будто на наших глазах любовь зарождается, движения полны неуверенности, взгляды - сомнений, затем затем любовное чувство растет. Эта тончайшая палитра чувств прежде всего создана самим цветом: колеблющимся, мерцающим, переливающимся один в другой, гаммой золотистых оттенков, сквозь которые проступает основной серебристо-голубоватый тон, что в целом напоминает колорит венецианцев; светом, разбивающимся на блики. Но все это не любовь, а игра в любовь, театр.

Праздник любви (1717)


Перед нами флиртующие пары, среди них особенно хороша пара на первом плане - юная дама как бы нехотя слушает своего поклонника, она видна в профиль, и этот тонкий профиль, этот своенравный поворот изящной белокурой головы, этот взгляд искоса из-под опущенных ресниц полны живой прелести.

Радости любви


Чудесен лихой гитарист в белом наряде и голубых чулках: как он старается пленить своей игрой недоверчивую красавицу, одетую в золотистый шелк! А тут же, в стороне от веселого общества, отвернувшись от него, некто одинокий и меланхоличный скучающим взором смотрит на мраморную наготу статуи. Ему не хватало дамы?..Нет, это что-то другое, глубже. Как умеет Ватто выразить в своих будто фарфоровых фигурках живые чувства и эту внезапно среди хрупкого веселья охватывающую душевную усталость и печаль.

Юпитер и Антиопа


Антиопа - царица амазонок. Она дочь фиванского царя Никтея, родила от Юпитера близнецов - Зета и Амфиона. Царь Никтей разгневался от поступка Антиопы и она бежала от отцовского гнева в Сикион, где вышла замуж за царя Эпопея. На картине художник изобразил сцену любовного свидания Антиопы с Юпитером. Она устала от любви, но Юпитер будит ее.

Жиль в костюме Пьеро (1719)


Щемящий меланхолический мотив звучит в картине "Жиль". Это один из персонажей итальянской комедии в своем традиционном белом костюме, в круглой шляпе и с круглой пелериной - возвышается во весь рост на фоне неба, в то время как где-то внизу другие коменданты располагаются на отдых. Фигура Жиля, странно бездействующая, с повисшими руками и остановившимся взглядом, как бы не имеет никакого отношения ни к ним, ни вообще к чему бы то ни было на свете, он один. Не видно, что он от этого страдает. Он просто один и все. В этом ощущении, в этой застылости затаена бесконечно грустная мысль об одиночестве человека, запертого в самого себя, как в клетку.

Пасторальные танцы (1720)




Галантные празднества (1717)




Ухажер в глуши (1710)




Квартет (1719)




Диана у ручья (1716)




Церера (Лето) 1715




Итальянская комедия




Любительница приключений (1717)




Любовная гамма (1717)




Общество на открытом воздухе (1716)




Общество в парке (1716)




Одевание (1717)




Радости бала (1719)




Савояр с сурком (1715)




Сцена французской комедии (1720)




Серенада




Танец (1718)




Застенчивый любовник (1718)




Затруднительное предложение