Сайт в старом дизайне




Назад

Описание картины - Тройка (1866)
( Перов Василий Григорьевич (1833 - 1882) )

Тройка (1866)

Еще не закончив писать картину "Проводы покойника", Перов задумал другую - показать только детей, детей мастеровых, детей московской улицы.

Перов представил зимнюю, вьюжную улицу, как бы отгороженную от людей , от уличной суеты угрюмой монастырской стеной. Вдоль стены, по улице вверх трое детей везут на салазках огромную обледенелую бочку с водой. Два мальчика и девочка выбились из сил, ветер рвет их дырявую одежонку, а они все тянут и тянут свои сани, вот-вот соскользнет бочка с обледенелых саней, но какой-то случайный прохожий удержал бочку сзади и помогает ее везти. Невозможно без сострадания смотреть на эти изможденные лица детей, видеть эти глаза, наполненные горечью, страданием, мукой. Суровые краски зимнего пейзажа усиливают безотрадное впечатление от картины.

Перов быстро написал двоих крайних детей, но долго не мог найти "коренника", мальчика в центре "Тройки". Однажды у Тверской заставы он увидел усталых пешеходов - старушку с мальчиком. Художник был поражен, насколько мальчик подходил по своему типу для его картины. Перов с трудом уговорил старушку-мать позволить написать сына, та все боялась, что это великий грех. После долгих уговоров она согласилась. Мальчик сидел спокойно; Перов писал горячо, быстро, а старушка, которая оказалась при ближайшем рассмотрении гораздо моложе, тихо рассказывала о том, как похоронила мужа, детей и остался у нее только единственный сын Васенька, единственная ее радость. Картина была написана.

"Тройку" впоследствии купил Третьяков П.М. Однажды на квартиру художника пришла какая-то старушка. Он не узнал ее, она напомнила ему о себе и долго не могла успокоиться - все плакала. Потом сказала, что сын ее умер, она, похоронив его, распродала все, собрала немного денег и вот пришла купить картину, где "был списан ее сынок". Перов объяснил, что картина ему уже не принадлежит и повел ее в Третьяковскую галерею. Она обвела комнату своим кротким взглядом и стремительно подошла к той картине, где изображен ее милый Вася. "Батюшка ты мой! Родной ты мой, вот и зубик-то твой выбитый!" - и с этими словами, как подрезанная, повалилась на пол. Много времени провела мать у картины Перова, никто ее не тревожил, и только дежурный наполненными слез глазами смотрел не нее. "Море слов, а горя реченька, горя реченька бездонная!,,"

Это бездонное человеческое горе всегда и везде умел видеть и видел Перов своим большим и щедрым сердцем.


Назад