Сайт в старом дизайне




Назад

Описание картины - Клятва Горациев (1784)
( Давид Жак Луи (1748 - 1825) )

Клятва Горациев (1784)

Однажды Давида взволновала пьеса Корнелия на сцене Французского театра - трагедия о Горации, как рассказ о мужественной и достойной жизни древних, как возрождение античной героики:

Вернулся в отчий дом после боя с врагами единственный оставшийся в живых сын старого Горация. Здесь он, победитель, увидел, как его родная сестра оплакивает смерть своего возлюбленного - юноши из враждебного рода. В гневе он ударом меча убил сестру. И вот юношу судят, а его старый отец защищает сына. Со сцены звучит горячая речь отца:

...Святые лавры! Вы, которых здесь пятнают!

Вы, чьи листы главу от грома сберегают!

Допустите ли вы, чтоб враг, на казнь влача,

О, римляне, друзья, ужели вы готовы

Герою наложить позорные оковы?

Ужели будет тот безжалостно казним,

Кому свободою своей обязан Рим?!

И Давид задумывает картину о Горации и его сыновьях.

Полотно представляет собой огромный холст. На фоне сумрачных каменных аркад факелом горит алый плащ, накинутый на плечо младшего Горация. Три сына в полном боевом вооружении, в шлемах и с копьями простерли правую руку навстречу отцу в традиционном и мужественном жесте римского приветствия. Сам старик, подняв вверх холодно сияющие мечи, скрепляет клятву сыновей в верности долгу и готовности сражаться с врагами своим благословением и, как военначальник, напутствует их перед боем. В горестном оцепенении склоняются в объятия друг другу сестры воинов. От холста будто идет звон тяжелого и грозного оружия. Мечи, руки отца и сыновей, соединившись в самом центре полотна, символизируют смысл и значение картины: над всем, над человеческими чувствами и жизнями, над горем женщин и старостью отца возносится клятва в верности долгу и лезвия мечей.

Полотно Давида воплотило в живых и гордых людях, в строгих чертах античных героев понятия долга, чести и любви к отчизне, оно заставляло людей увидеть тщету и незначительность мелких житейских дел, светской суеты рядом с истинным величием духа, рядом с помыслами о свободе, отвечавшими настроению многих парижан.

Поэтому картина вызвала ажиотаж, не было равнодушных, были только друзья и враги. И поэтому так негодовали некоторые академики: они справедливо видели в картине не только нарушение принятых канонов, но и опасное вольнодумство.


Назад